воскресенье, 11 июня 2017 г.

Опасный «улучшайзинг». Хирург о том, нужно ли идти на жертвы ради красоты


Говорят, известная итальянская актриса Анна Маньяни однажды закатила скандал фотографу, который готовил ей снимки для документов. Кинодива порвала тщательно отретушированные фото со словами: «Подлец! Я на эти морщины потратила 55 лет, а ты их взял и стёр!»

Но далеко не все могут так лег­ко мириться с возрастными изменениями. Количество тех, кого не устраивает отражение в зеркале, растёт с каждым днём. Стремясь соответствовать стандартам красоты, женщины идут на любые жертвы.

Недавно аналитический центр Vademecum опубликовал результаты исследования российского рынка эстетической пластической хирургии. Оказалось, что, несмотря на кризис, денежный оборот в этом секторе только растёт.

За последний год россияне сделали более 156,6 тысячи эстетических операций, на которые в общей сложности потратили 12,6 миллиарда рублей. Причём резко выросла доля подтяжек лица, а в тройку самых популярных операций в итоге попали увеличение груди, блефаропластика (подтяжка век) и изменение формы носа.

Большая часть пациентов - женщины от 30 до 40 лет. Многие из них идут к врачу под девизом «Нет предела совершенст­ву», но результат не всегда оправдывает их ожидания.

Что толкает людей под нож хирурга, «АиФ на Дону» рассказала известныйростовский пластический хирург и косметолог Елена Авдеева.
Пластика – это не игрушки

Юлия Панфиловская, «АиФ на Дону»: Елена Леонидовна, в прошлом году в одной из частных клиник Ростова после пластической опе­рации умерла 54-летняя жен­­щина. Она долгое время жи­ла за границей, и, желая сэкономить на подтяжке овала лица, приехала в донскую столицу. И, к сожалению, заплатила за это слишком высокую цену. Хотя кажется, что сегодня такие процедуры совершенно без­опасны.
Елена Авдеева: выбирая врача, узнайте, чем он занимался до того, как стал пластическим хирургом. Фото: Из личного архива Елены Авдеевой

Елена Авдеева: В любом случае это операции. Пластическая хирургия - такая же область медицины, как, например, кардиология или терапия.

Человек должен осознавать, что это полноценное хирургическое вмешательство со своим реабилитационным периодом и риском осложнений.

Выбирая врача, важно выяснить, чем он занимался до того, как стал пластическим хирургом, обратить внимание, где проходит консультация.

Безу­словно, к другим специалистам человек поступает на операционный стол, когда ситуация ­угрожает его жизни, а к нам приходят люди физически здоровые и операции делают в первую очередь для улучшения пси­хологического самочувст­вия. Здесь уже врачу важно помнить свою главную заповедь - «Не навреди». Мы всегда первым делом отправляем клиентов на медицинское обследование.
Как остаться с носом?

- Допустим, по медицинским показаниям 18-летняя девушка может быть абсолютна здорова, но при этом просит увеличить грудь сразу на четыре размера...

- Хороший врач обязательно обратит внимание на психическое здоровье пациента либо найдёт благовидный предлог, чтобы отказать в нежелательной операции. В каждом случае нужно разбираться, что заставило человека обратиться к хирургу, объяснить ему, что ожидания должны быть адекватными.

Например, однажды я оперировала пациентку, которая надеялась, что, изменив форму носа, вернёт любимого человека. Когда этого не произошло, она впала в депрессию. Пластическая операция может быть поводом для большей уверенности в себе, но не панацеей от личных проблем.

- Той же Барбаре Стрейзанд большой нос не помешал стать голливудской звездой...

- В одном из интервью она как-то сказала: «В женщине должен быть небольшой изъян, всё идеальное - безжизненно и скучно». И французы, знающие толк в прекрасном, считают, что не бывает красивых ртов или носов, красивым может быть только выражение лица в целом. Я с этим полностью согласна.

Но всё-таки не всем даны такой характер и сила духа, как Стрейзанд. Если кто-то страдает, глядя на себя в зеркало, то почему бы не воспользоваться достижениями современной медицины. Другое дело, что во всём нужны чувство меры, вкус. А это либо есть, либо нет.

К сожалению, многих, кто активно занимается «улучшайзингом», сегодня видно за версту: кукольные лица сделаны как под копирку. А умный человек понимает, что одинаковых людей по шаблону природа специально не создаёт. И если человек подправляет что-то, то учитывает свои особенности, а делает это вовсе не потому, что так диктует мода.

Чем не довольна Элина?

Недавно в донской столице разразился скандал: 28-летняя ростовчанка Элина Ромасенко потребовала от известного пластиче­ского хирурга компенсацию за неудачные операции.


Впервые под нож врача девушка легла в 18 лет, на первом курсе института. Тогда специалист отказался делать студентке сразу пятый размер груди и ограничился третьим. Заодно Элина исправила и нос.

После рождения сы­на молодая мать всё-таки исполнила свою заветную мечту и вставила максимально большие импланты уже в другой клинике, причём на этот раз увеличила и ягодицы.

«На такие изменения я решилась ради любимого человека, из-за которого мне пришлось даже расстаться с отцом своего ребёнка, - признаётся блондинка. - Ему всегда нравились пышные формы, и однажды он намекнул, что и мне не помешало бы накачать ягодицы. Сначала я пошла в спортзал, но результат оказался нулевой. Тогда отправилась на операцию. Но импланты приживались плохо, да и оказались очень заметными.

В общем, думала сделать любимому сюрприз, разделась в спальне, а он пришёл в уныние. В итоге бросил меня. Именно поэтому я хочу добиться справедливости и наказать врача».

По словам Элины, она «вложила» в свою красоту более миллиона рублей, так хотела стать похожей на свою любимую актрису Памелу Андерсон. И это не считая экономии на домашних процедурах: например, гиалуроновую кислоту для увеличения губ она колет себе сама.


В ближайшем будущем Ромасенко планирует открыть в Ростове свой салон. Хочет нести красоту в массы.

Кстати, хирург, имя которого называет девушка, от знакомства с ней всячески открещивается и говорит, что никогда не решился бы на такие чудовищные операции.

Неуверенные в себе

В наших поч­товых ящиках регулярно появляются рекламные буклеты от так называемых центров косметологии. Предложения в буквальном смысле подкупают: 10 сеансов ботокса за 1000 рублей, мезотерапия со скидкой в 90%, пару филеров готовы поставить по цене одного. Врач даже готов приехать на дом.

«То, что уколы ботулотоксина измеряются не сеансами, а единицами, филеры не ставят, а вводят, знают немногие, – говорит психолог Вероника Кондратенко. – Чем и пользуются товарищи, зарабатывающие на желании омолодиться. Нет ничего удивительного в том, что этот бизнес процветает. Женщины истязают себя диетами, колют в лицо что попало и готовы лечь под нож к хирургу по одной причине – любые манипуляции со своей внешностью говорят о неуверенности в себе.

При этом всё вокруг как раз говорит о том, что внеш­ность играет далеко не первую роль в любви и восхищении противоположного пола. Джон Леннон обожал далёкую от стандартов красоты Йоко Оно. При этом секс-символ эпохи Мэрилин Монро всю жизнь мечтала о любви и умерла в одиночестве. Красота никогда не была синонимом счастья. Интерес друг к другу, уважение и желание вызывают совсем другие вещи».